После нас хоть потоп?

Испокон веков люди селились у водоемов, и выражение «Вода – это жизнь!» наполнено глубоким смыслом.
Нет ни одного предмета в окружении человека, при изготовлении которого не использовалась бы драгоценная влага. И чем сильнее развиваются промышленность и сельское хозяйство, чем больше комфорта в быту и на работе, тем сильнее тратится богатство, которому суждено занять первую графу среди многих ценностей…

В рамках Программы Европейского Союза «Устойчивое управление водными ресурсами в сельской местности Узбекистана» по приглашению ННО «Ekomaktab» и UzWaterAware  сотрудники нашей газеты приняли участие в молодежной экологической экспедиции «Река жизни – жизнь реки». Цель – повышение осведомленности и партнерство для устойчивого водного и экологического развития в Узбекистане.

Тон мероприятию был задан уже в микроавтобусе по пути к истокам реки Чирчик (нужно было проанализировать, как и почему меняется качество воды в главном притоке Сырдарьи). Говорили о грамотном водопользовании и о том, что каждый может внести лепту в водосбережение. Основа узбекского менталитета – уважение. Уважать воду – это уважать друг друга, уважать будущее своих детей и внуков, уважать Родину, уважать соседей.

Первое, что бросилось в глаза по дороге, – многочисленные трубы, изрезавшие тело гор. Здесь находятся оздоровительные лагеря, санатории, зоны отдыха, рестораны. И, похоже, строительству не видно конца. Горная местность осваивается стремительно, отодвигая коренных жителей – птиц и животных. Воде такое соседство тоже не на пользу. Бездумных потребителей больше, чем защитников.

Общеизвестно, реки берут начало из родников. Пройдем и мы к такому роднику, что находится в Угам-Чаткальском природном парке. Место поклонения Кадамжо. Хрустальные струйки забили в том месте, где земли коснулась пятерня пророка Идриса.

Говорят, если, умываясь здешней родниковой водой, загадать желание, оно обязательно исполнится. Недаром в каждом священном месте есть и источник, которому народная молва приписывает чудодейственные свойства. Ведь вода сама по себе великое чудо.

Ох, и вкусна водица! Не успел ее человек испортить. И, как символ гармонии с природой, раздались соловьиные трели. Непуганая птица заливалась песней прямо над нашими головами. А чинара солидного возраста (около 800 лет) зарядила доброй энергией.

Сделали первый забор воды – прозрачной и, как утверждают знатоки, не хранящей негативной информации. Сколько таких родничков-ручейков, стекая с гор, питают Чаткал – приток Чирчика!

Помахав на прощание бирюзовому потоку Чаткала, начали спуск к веселой горной речушке. И опять чистейшие струи, но с оттенком грусти: то там, то здесь или баклажка, или обертка от печенья. А в расщелине сверху (ближе к людям), где когда-то резвилась вода, – строительный и бытовой мусор.

Здесь я встретила птицу счастья, довольно редкую в наших краях, – купальщика синего скворца. Он бесстрашно нырял в поток с камней. Его холодная вода, пугающая любителей плавания, не останавливала.

Сделали второй забор воды. Внешне почти не отличаясь от первой пробы, желания попробовать ее на вкус не вызывала. Может, потому что услышали информацию инспектора: даже в самые непосещаемые дни лета здесь собирают до двух мешков мусора. Незавидные следы царя природы!

Основную водную артерию Ташкентской области протяженностью в 225 километров питают Чаткал, Коксу, Пскем, Угам. При слиянии Чаткала, Коксу и Пскема создано Чарвакское водохранилище.

Чирчик называют рекой-труженицей: вращает турбины электростанций, орошает земли, дает питьевую воду городам и селам. После Чарвакского водохранилища принимает два сравнительно крупных притока – Угам и Аксакатай. На примере последнего можно было убедиться, что запасы воды не бесконечны. В период активного полива полей, садов и огородов превратилась в ручей, который можно запросто перешагнуть. Самое время задуматься о пользе капельного орошения.

Третья (контрольная) встреча с Чирчиком, прошедшим тяжелый путь через населенные пункты с промышленными предприятиями, зоны отдыха, фермерские хозяйства и нерадивых домовладельцев поблизости… Вода в баклажке даже отдаленно не напоминала первые пробы. Человек «постарался», до сих пор не понимая, что сам рубит сук, на котором сидит.

А я вспомнила реку своего детства – полноводный Чирчик, когда с одного берега было еле видно другой. Тогда мне казалось, что его воду можно черпать пригоршнями и пить без вреда для здоровья. Кстати, такие эксперименты проводила – и ничего. Кто сейчас на подобное решится?!

Нет еще у человека должного уважения к воде как к источнику жизни. Силен принцип «После нас хоть потоп!». Только потопа не будет. Явится пустыня. И позднее прозрение ничего не изменит…

Людмила ПОЛОНСКАЯ

Фото Айгуль МАМЕТОВОЙ