О СКУЛЬПТОРАХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ДУШ, или Равнодушие, помноженное на два

Отдавая ребенка в школу, родители знают: его не только научат читать, писать, считать и прочим полезным вещам – привьют навыки общения со сверстниками,  взрослыми, ознакомят с правилами поведения в разных ситуациях. То есть предполагается неразрывная связь обучения  с воспитанием.

Недаром одна из целей урока – воспитательная: классные руководители утверждают специальный план у замдиректора по духовно-просветительской работе и регулярно посещают тематические семинары. Занятия для них преду-
смотрены  и на курсах повышения квалификации. Есть соответствующие методические объединения во всех образовательных учреждениях. Есть. Однако…

Куратор куратору рознь

У одних одинаковое направление выливается в комплекс мероприятий, у других ложится аккуратной строкой отчета, оставаясь на бумаге. «Это мои дети! – говорят первые. – Я в ответе за их судьбу!» «Нервные клетки не восстанавливаются, – формулируют воспитательное кредо вторые. – Пусть о них у родителей душа болит!»

Большинство учителей в начальной школе напоминают наседку с цыплятами: заботливое объяснение каждой жизненной ситуации, стократное повторение до окончательного усвоения, всевозможные утренники, экскурсии, конкурсы. Примерно та  же картина в 5-м классе: это «малыши» средней школы, вместе с классным руководителем преодолевающие барьеры взросления.

К сожалению, педагогический запал у определенной части наставников имеет свойство угасать. Особенно если  куратор ведет… два класса. И такая традиция закрепляется.

Вооруженный знаниями педагогики и психологии, умеющий организовать и повести за собой, неравнодушный к чужим детям, учитель с задачей справится. Более того, разовьет отношения шефства, преемственности, сумеет сплотить старших и младших. Подобные ситуации позволяют будущим педагогам проверить, «по зубам» ли им профессия.

А если нет?! Равнодушие, помноженное на два, принесет еще больше вреда. Что-что, а это качество улавливают мальчишки и девчонки чуть ли не с первого взгляда и слова.

Сочувствуя маме ученика, попавшего в сомнительную ситуацию, вот что с сожалением говорит педагог N, дважды куратор в школе Яшнабадского района столицы: «Один мой класс (10-й) учится в первую смену, после которой я ухожу домой. И контролировать 6-й не получается»…

Как же так? Ведь у подростков начинается трудный период ощущения лжевозмужания, чреватый непредсказуемыми поступками, просыпается юношеский максимализм, дух противоречия. И в это самое время мальчишка или девчонка чувствует (причем остро) снижение внимания к своей персоне, укрепляясь в мысли: «Ага, взрослым стал! Нянька не нужна!»

Тут бы его и занять – соревнованиями с одноклассниками, кружками по интересам, общественной работой… А классный руководитель «ослабил вожжи».  И «уходят в свободное плавание капитаны своей судьбы», попадая под влияние дурных компаний, разрушающих неокрепшие умы.

Помогли бы классные часы!

Отнюдь. Классные часы зачастую превращаются в «разбор полетов»: кто, что, когда и где натворил и как это отозвалось на учителе? Подобные разборки съедают  значительную часть времени, отведенного на урок.

Где же тематическая направленность такого важного среди предметов КЛАССного часа? Кто, как не «классная мама», подскажет жизненные ориентиры? Учитывая наклонности ученика, она поможет и определиться в профессии. Подготовит и к семейной жизни, акцентируя внимание на взаимоуважении в отношениях юноши и девушки. Предостережет от возможных правонарушений, включив в план воспитательной работы встречи с инспектором профилактики, проанализировав с ребятами душещипательную статью о «трудных» подростках…

Ан нет. «Что такое «классный час»? – недоумевает нашкодивший шестиклассник… По его словам, подобные беседы по душам не входят в расписание их уроков. То есть вообще не проводятся.

Случаются экскурсии по городам и весям («классная дама» любит путешествовать).  Празднование Нового года – как без этого (сбор на тусовку 100 тысяч с каждого)?!

Не слишком ли круто для шестиклассников? Правда, не все по понятным причинам участвовали в подобном пиршестве. И тем не менее…

Хотя можно было на классном часе обсудить встречу волшебного праздника и вместе с ребятами организовать незабываемое мероприятие (это сплачивает), где каждый проявил бы свои способности в той или иной ипостаси. Однако… снова недоумение: «Зачем? Есть же родительский комитет (некая волшебная палочка-выручалочка), решающий любые проблемы…» Есть. И мамы и папы учащихся  знают, каким образом и посредством чего…

А задавался ли вопросом куратор: какого внимания ждут от него неоперившиеся птенцы? Если нет, то педагогу N есть над чем задуматься.

«Зарплату-то получает за два классных руководства!» – это возмущается коллега по методобъединению, который  находится в школе… до последнего ученика: ведь ответственность несет за каждого.

* * *

Мальчишки и девчонки – хрупкий живой «материал», с душой, чувствами. Из них можно «лепить» личностей с набором лучших человеческих качеств, которые должны присутствовать в характере самого «скульптора», заинтересованного в итоге деятельности.

Учитель – не просто профессия. Это прежде всего любовь к детям. Не слепая – сеющая разумное, доброе, вечное!

Ольга АЛЕКСАНДРОВА,

Айгуль МАМЕТОВА